Сертификаты на посадку деревьев. Что с этим не так?

Статью подготовила:
Алиса Бушуева
Вы покупаете себе/дарите другу сертификат на посадку дерева, и за вас посадят все, что угодно, а вы получаете информацию о расположении вашего саженца в виде GPS-координат и даже его новоиспеченное фото. Вы помогаете множить леса и компенсируете таким образом чей-то углеродный след. Вроде все ок. Но что тогда не так?
Посади дерево — спаси планету! Что с этим не так?
Эта история началась с вопроса в директ: мой знакомый, который занимается производством деревянной мебели, интересовался, хорошая ли идея дарить своим клиентам сертификаты на посадку деревьев или просто делать ежемесячные отчисления в подобные организации, чтобы как-то компенсировать свою деятельность.
Интернет пестрит компаниями, называющими себя «сервисами по восстановлению лесов». Вы покупаете себе/дарите другу сертификат на посадку дерева, и за вас посадят все, что угодно, даже кокосовую пальму в Таиланде, а вы получаете информацию о расположении вашего саженца в виде GPS-координат и даже его новоиспеченное фото. Интуитивно это воспринимается как полезное для планеты дело: вы помогаете множить леса и компенсируете таким образом чей-то углеродный след. Вроде, все ок. Но что тогда не так?
Я перечитала кучу статей и исследований и даже получила комментарии от специалиста лесного отдела Гринпис. В статье расскажу, что мне удалось выяснить.

*Далее в тексте для сокращения такие посадочные сервисы я буду называть «ПС».
Содержание

Напомните: что, как и когда дерево выделяет и поглощает?

В школе нам говорили: деревья поглощают СО₂ и выделяют кислород.

Но правильнее сказать «накапливают СО₂», чтобы потом его … высвободить. Дерево поглощает углерод в течение всей своей жизни, и скорость поглощения, зависит от конкретной породы, почвы и климатических условий.
Когда дерево погибает, оно начинает разлагаться и выделять ранее поглощенный углерод обратно в атмосферу. Это долго и тоже зависит от разных условий. Например, на севере мертвая древесина может удерживать углерод 100 лет и более, а в теплом влажном климате уже через 20-30 лет не останется никаких следов. Часть углерода из древесины переходит в органическое вещество почвы, где удерживается еще дольше.
В этот естественный процесс круговорота углерода вмешался человек: его деятельность привела к увеличению СО₂ в атмосфере, и сейчас его столько, что все леса в мире не успевают его поглощать.

СО₂ — парниковый газ, увеличение его концентрации — одна из причин изменения климата.

Значит надо сажать больше лесов, чтобы поддержать баланс?

Согласно исследованию, опубликованному в Earth's future, на земле просто недостаточно места для того, чтобы посадить необходимое количество деревьев для предотвращения повышения средней температуры планеты на пресловутые 2 градуса.
a) Пути развития количества выбросов СО₂, ведущих к глобальному потеплению. Различные сценарии обусловлены разными моделями.
b) Площади, рассматриваемые для поглощения СО₂ в изученных сценариях.

Источник: The limits to global-warming mitigation by terrestrial carbon removal // Earth's future
Человечество, увы, не сможет решить свою проблему при помощи посадки деревьев. При этом мы даже не можем справится с теми посадками, что уже ведем: по результатам обследований сотен случайно выбранных участков, проведенных сотрудниками лесного отдела Гринпис, 90% того, что искусственно сажается, гибнет либо сразу из-за применения неподходящих технологий посадки, некачественного посадочного материала, либо через 10-20 лет из-за отсутствия дальнейшего ухода.
Иногда часть леса гибнет из-за того, что зарастает тем, что (вдумайтесь!) выросло бы само без всякого участия человека. Распространенный пример: искусственно посаженная светолюбивая сосна зарастает быстрорастущими березами и осинами, остается в их тени и погибает.
Этому сеянцу сосны уже два года, но он совсем не вырос, потому что высокая трава заслоняет ему солнечный свет. Долина реки Смородинки, Ленинградская область.
Фото © Татьяна Хакимулина / Посадки — благо или вред для климата? // Greenpeace

И это только у нас гибнет?

Нет. Еще один пример: в 2019 году в Турции объявили Национальный день лесовосстановления, во время которого по всей стране волонтеры высадили 11 млн деревьев. Спустя два месяца глава профсоюза сельского и лесного хозяйства Турции заявил, что 90% саженцев погибли, в основном из-за малого количества осадков, а также из-за того, что деревья сажали «неспециалисты» и в «неподходящее время». Таких примеров масса по всему миру.
Спрос на посадку леса есть и у обычных людей (добрые дела?), и у бизнеса (улучшение имиджа?), и даже у политиков (популизм?🤨), а ПС, объединяя тех, кто хочет сделать как бы полезное дело, с теми, кто реально работает на земле и выращивает леса, этот спрос удовлетворяют (а заодно и формируют). Но, как выяснилось, главная проблема кроется на конце этой цепочки, непосредственно на земле или в лесу.

А что еще может случиться нехорошего?

Помимо того, что посадки могут обернуться бесполезной тратой денег, времени и ресурсов, может случится «посадкобесие», которое еще больше усугубляет ситуацию с климатом. Например, на участке А 20 лет назад случился пожар. За 20 лет территория успела восстановиться и самостоятельно зарасти молодым лесом, но по документам она все еще принадлежит фонду лесовосстановления. В конце концов кто-нибудь инициирует акцию: приходят люди, уничтожают крупной техникой молодой лес, он остается гнить в сторонке, а на расчищенной территории заново что-то сажают.
В итоге лес, который столько времени рос и поглощал СО₂, остается лежать в кучах и еще примерно лет 15 лет будет гнить и отдавать СО₂ обратно в атмосферу. Новый лес здесь, конечно, вырастет, но с большой задержкой, и поначалу будет поглощать куда меньше углерода. Выбросы парниковых газов от такой посадки увеличиваются, а поглощающая способность леса — уменьшается. Это реальная история, которая случилась в Иркутской области, и она не единственная.

А зачем вообще тогда сажать лес, если климату это не поможет?

Цели могут быть разные. Например, на месте вырубки или пожара имеет смысл сажать лес для последующего заготавливания нужных пород древесины, т.к. только таким образом в долгосрочной перспективе можно снизить нагрузку с наиболее ценных и уязвимых диких лесов. Это правильная экономическая деятельность, но о ней нет ни слова на сайтах ПС, потому что возможно это звучит не так романтично и плохо продается.
Можно сажать лес для повышения биоразнообразия: например, на участках никому не нужной заброшенной земли. Вилен Лупачик, специалист лесного отдела Гринпис, рассказал мне, что примерно такой проект они пытаются реализовать совместно с нацпарком Угра в Калужской области.

Еще одна из возможных целей: создание удобного места для отдыха и более здоровой и долговечной лесной экосистемы (например, если речь идет про примыкающие к населенному пункту леса).

А где вообще можно/нужно и нельзя сажать лес?

Как выяснилось, места вырубки и пожаров способны самостоятельно восстановиться. На их месте можно и нужно сажать, но только если речь идет именно о лесном хозяйстве, т.е. специальном выращивании нужной людям древесины.
Самое правильное, если посадки леса ведутся там, где в недавнем прошлом его не было и без нашей помощи он бы там не появился, например, на заброшенном поле, на непригодных для с/х землях, бывших пастбищах, пашнях, сенокосах и т.д. В аграрных регионах, где интенсивно ведется с/з и много территорий распахано, очень актуально защитное лесоразведение, т.е. создание полезащитных лесополос.

А вот в степях, к примеру, сажать вредно и даже опасно. Естественных степей сохранилось даже меньше, чем диких лесов, и каждый такой участок имеет большое природоохранное значение.

А что все-таки насчет компенсации углеродного следа, о котором пишут все эти сайты?

На одном из сайтов ПС написано: «2 572 525 деревьев посажено в 2015-2021 гг. … 424 509 тонн СО₂ компенсировано посадками деревьев».

Я спросила у Вилена Лупачика, насколько это похоже на правду. Он прислал целые расчёты (да, оказывается, все это можно рассчитать), согласно которым выясняется, что если верить ПС, каждый гектар посаженного ими леса уже сейчас накопил в себе 660 м³ древесины. И такого просто не может быть, т.к. 660 м³ соответствует уже совсем взрослому лесу (например, 60-летний сосновый лес в наиболее подходящих для роста сосны условиях).
Реальное поглощение СО₂ одним гектаром молодого леса — около 30-50 м³ за первые 10 лет, т.е. где-то в 20 раз меньше цифры, указанной на сайте. Возможно, ПС имели ввиду потенциальный поглощенный СО₂ в последующие 60 лет, но не написали этого, а написали совсем другое. Но еще раз вспомним про статистику приживаемости и становится совсем непонятно, откуда они взяли такие показатели.

Кстати интересно, что лес, посаженный или самостоятельный, на месте вырубки или гари, компенсируют СО₂ не ваш или мой или коммерческой компании, которая хочет озеленить имидж. Он компенсирует СО₂, выбросы которого уже произошли в результате рубки или пожара.

Так что в итоге делать? Поддерживать эти фонды или нет?

Сажать деревья — звучит очень просто. Но в реальности оказалось, что посадка дерева — это только начало сложного долгосрочного проекта, который нужно вести десятки лет.

Ясно точно одно: не стоит вслепую доверять сервисам, т.к. есть большой риск поучаствовать в очень вредных или бессмысленных мероприятиях за свой счет. Правильнее задать вопросы ПС об их деятельности: какую они преследуют цель, где именно сажают и почему, что и как сажают, что делают после посадок, как охраняют от пожаров и т.д.
Хорошие проекты есть, но разобраться во всем этом слишком сложно. И чем больше людей будет интересоваться такими вопросами у ПС, тем с большей вероятностью они поменяются в лучшую сторону. Пока же организаторы проектов лесовосстановления больше ориентируются на количество деревьев или общую площадь посадок, а не на показатели выживаемости.

А если я хочу помочь «лесной» проблеме, но не хочу разбираться с ПС?

Поищите организации, которые занимаются охраной лесов от пожаров или сохранением диких лесов. Посмотрите фонды, которые выступают не просто как посредники, а берут в управление определенные территории, на которых занимаются лесоразведением, охраняют их от пожаров, организовывают местный туризм (например, тропы).

Примерно по такой схеме работает британский фонд Woodlandtrust: они выкупают безлесные земли, выращивают лес, вовлекают волонтеров. Лес становится общественным, но находится в собственности фонда, который несет за него ответственность. В РФ развитие фондов, работающих по такой схеме, пока сдерживается законодательством.
По данным ООН, за последние 30 лет человечество потеряло 178 млн га леса. Лес сажать важно. Но нюансов слишком много, и нужно быть очень аккуратными, чтобы не потратить время, деньги и ресурсы впустую и уж тем более не навредить.
* нажми, чтобы узнать больше
Статью подготовила:
Алиса Бушуева
Экопросветитель, блогер, создатель экоклуба «Зелёное пралине»
@alisabushu

похожие статьи:

Made on
Tilda